Доброго времени суток!

Этот блог посвящён ролевым играм.
Если какие-то из текстов вам понравились, или вызвали ваше недовольство — оставляйте ваши комментарии.
Если вдруг ваш текст оказался здесь без указания авторства, сообщите это, и я исправлю свою ошибку.
Если нахождение вашего текста здесь вам неугодно/невыгодно/мешает, сообщите это в комментарии и я удалю его.
Приятного чтения!

воскресенье, 6 декабря 2009 г.

Gatehouse Gazette: Открывая Дизельпанк

Это перевод статьи Discovering Dieselpunk из журнала Gatehouse Gazette, посвящённого дизельпанку, как художественному стилю и как субкультурному движению. Она была опубликована в первом номере Gatehouse Gazette, который можно свободно скачать по следующей ссылке: http://www.ottens.co.uk/gatehouse/Gazette%20-%201.pdf.
Перевод этой статьи — один из моих долгостроев. Решившись её перевести, я — из вежливости, а также для того, чтобы создать себе ещё один стимул — спросил о разрешении главного редактора журнала, господина Ника Оттенса, аж 25 февраля. Сам перевод занял вечеров 8-10, а вот вычитка подзатянулась. Мне стыдно за то, что я отсрочил этот момент почти на год, однако вот он — перевод.
Несмотря на долгий период, ушедший на редактирование сырого текста, в нём до сих пор встречаются неуклюжие фразы и неточности. Буду благодарен за критику и поправки. Благодарности же за текст милости прошу писать господину Оттенсу. Приятного чтения.

Discovering Dieselpunk, by mr. Nick Ottens and mr. «Piecraft». Originally published in Gatehouse Gazette issue 1.


Открывая Дизельпанк

С мистером «Пайкрафтом» и мистером Ником Оттенсом.

Термин «дизельпанк» был изобретён Льюисом Поллаком, автором игры «Дети Солнца» (Children of the Sun) в 2001 году, для того, чтобы описать своеобразную «стимпанковость» своей видеоигры. Однако, дизельпанк по Поллаку «мрачней и грязней», чем стимпанк; мир «песка и нефти, пыли и грязи... в котором соединились волшебство и технология». С тех пор жанр значительно изменился: какие-то из элементов поллаковского дизельпанка ушли, но были заменены позднейшими влияниями, из которых стоит отметить ретрофутуризм и дешёвую приключенческую литературу.


В этой статье два джентельмена, которые уже много сделали для развития жанра, обсуждают и определяют дизельпанк, его историю, его черты и его значение, как дискурса. Это мистер «Пайкрафт», кто первый заговорил о дизельпанке в Википедии, и мистер Ник Оттенс, администратор сайта The Gatehouse, частично посвящённого дизельпанку. В поисках определения жанра мистер Оттенс выводит следующую формулировку:

Оттенс:
Дизельпанк — это жанр литературы, вышедший равно из кибер- и стимпанка. Подобно последнему, он рассказывает о несуществующем прошлом, определяемом, как период развития нефтяной промышленности и период появления технократических настроений. Подобно киберпанку, он включает элементы нео-нуара и общие с приключенческой литературой темы.

Пайкрафт:
В принципе, дизельпанк, как я его себе понимаю, это именно то, что ты описал. Но вот что касается его корней — я думаю, мы можем отнести их к двум разным источникам; как мне кажется, истинные корни того дизельпанка, которые я немного затронул в своих изысканиях, навели меня на два лагеря, в которых сформировался сначала сам термин, а затем и его значение. С одной стороны — это определение того мира, в котором происходят события «Детей Солнца», ролевой игры Льюиса Поллака, которое отделило его от прочих жанров научной фантастики. С другой, это слово вобрало желания всех поклонников «панковской» литературы, которые разрывались между характерными чертами киберпанка и идеализацией стимпанка. То, что получилось в результате, оказалось окрашено явной отсылкой к временному промежутку между двух мировых войн и их воздействию на альтернативный мир, созданный в этих временных рамках.

В начале дизельпанк был воспринят, как развитие идей стимпанка, воплощённых в стилистике лет, следующих за Рычащими Двадцатыми. Тем не менее, многие люди замечали несоответствие между уровнем развития технологий и некоей «атмосферой», которая была свойственна скорей технике предыдущего поколения. И вот тут это слово начало обозначать новый поджанр: пост-стимпанк и в то же время с этим пре-киберпанк.

Поначалу было дано великое множество имён, вроде бы отражающих понимание этого жанра (термин Поллака тогда уже получил хождение в ролевых кругах, но из них покамест не вышел) — атомикпанк, декопанк, аэропанк, наципанк — эти несколько просто встречались чаще других. А термин Поллака обозначал всё же куда более фэнтези-мир, но с дизель-технологиями и с явными заимствованиями 1930х и 40х гг.

Оттенс:
Есть заметная разница между этими двумя вещами: если дизельпанк Поллака, первый дизельпанк совмещает технологии с магией в довольно безрадостном, хотя вполне фантастичном сеттинге, то второй, который действительно заполняет собой пространство между стимпанком и киберпанком — заимствует у прошлого понятия чувств, понятия эстетики. Для этого второго дизельпанка то время, в котором он разворачивается — Перемирие — гораздо более «родное», нежели для дизельпанка Поллака.
(Примечание переводчика — мистер Оттенс использует слово the Interbellum, которое можно перевести на русский язык, как «Период между двух войн». Очевидно, что здесь имеются в виду Первая и Вторая мировые войны. Учитывая события истории, я посчитал, что этот период можно в каком-то смысле назвать Перемирием.)

Пайкрафт:
И всё же я думаю, что в одно и то же время фанаты киберпанка и стимпанка, которые чувствовали склонность к книгам, играм и фильмам в cтилистике альтернативной истории, почувствовали необходимость определить эту хаотичную реальность, которая застряла в ловушке неопределённости между двумя жанрами — то время, когда постоянно появлялись книжки о той Второй Мировой, в которой победили немцы, или те, в которых война только-только началась.

В сообществе стимпанков термин Поллака прижился и стал обозначать ту ветвь стимпанка, которая была посвящена Перемирию. До этого эту ветвь не признавали жанром, а считали некоторым спин-оффом, ответвлением стимпанка, которое просто происходит в более поздних годах, или же считали типичной «альтернативно-исторической» литературой. И причиной этого было то, что большая часть тем, затрагиваемых в дизельпанковой литературе была связана с Второй Мировой и теми процессами, которые были её причиной и её последствиями — например, Холодная Война или возможная ядерная катастрофа.

Я думаю, первым знаковым событием, которое заставило говорить о дизельпанке, как о части поп-культуры, был выход на экраны «Небесного капитана и мира будущего». Однако, это несколько забавно, учитывая, сколько фильмов, книг и даже игр говорили на эти ретро-футуристические идеи, были изданы и даже были популярны! Но, судя по всему, именно «Небесный капитан...» оказался первым фильмом, который был принят публикой, как пример стилистики дизельпанка.

Оттенс:
Раз уж мы коснулись ретро-футуризма, я думаю, что только та часть дизельпанка, которая происходит до начала Второй Мировой — назовём её «оттенсиановым» дизельпанком — использует ретро-футуристические элементы в дизайне технологии и окружающей среды. Дизельпанк, который начинается вместе с войной, или рассказывает о том, что было после неё, уже гораздо менее ярок и оптимистичен, нежели литературные напоминания о невероятных приключениях в 1930х.

Пайкрафт:
Интересно, что, скажем, Википедия пробует определить любую стилистику, отсылающую к 1930м, как ретро-футуристическую, однако очень многие перечисленные образцы ретро-футуризма явно повествуют о будущем, в котором довольно мало от антиутопии («Джетсоны», «Астробой» и т. д.). Может, это некое влияние пост-киберпанка на дизельпанк, развитие той утопической точки зрения на технологический прогресс, который ты назвал «оттенсиановым» дизельпанком, тем, что относится к довоенной эпохе. Однако, это ведёт нас к дальнейшему делению на поджанры, так как «Джетсоны» и «Астробой» также включают в себя элемент космопанка, заимствуя лишь облик ретро-футуристического мира.

Оттенс:
В моём понимании, ретро-футуризм отсылает нас к тому радостному, причудливому, и на сегодняшний день естественно устаревшему представлению о будущем, свойственному 1920м, 30м и эпохе ранней Холодной Войны — первое сформировало футуризм и связанные с ним авангардные течения; второе вдохновлялось началом Космической Эры, энтузиазмом всвязи с использованием атомной энергии и завоеванием открытого космоса. Это было время, когда люди вновь начали смотреть в будущее с надеждой, когда они снова начали мечтать о будущем.

Пайкрафт:
То есть ты имеешь в виду, что ретро-футуризм — это утопическое воодушевление по поводу того, что несёт будущее, выход в открытый космос и то, что последует за этим — хотя всё это существует в некоем реальном мире, как бы противопоставленном этим грядущим полётом в космос? В моём понимании это как раз то, из чего впоследствии родились космопанк и космическая опера, вроде «Барбареллы» и «Флэша Гордона» и т.д. Иными словами, ретро-футуризм — это утопическая сторона дизельпанка в его «оттенсиановом» проявлении, которой угрожает эта жуткая страшная Вторая мировая война — или даже которая ведёт нас сквозь ужасы войны к мирному и организованному миру?

Оттенс:
Учитывая, что Вторая Мировая породила Холодную войну, с её Красной Угрозой и ядерной паранойей, я довольно сдержанно отношусь к мысли, что послевоенный ретро-футуризм есть проявление мирных настроений. Скорей, это было для людей способом убежать от страхов их настоящего, представляя возможности, которые может дать технология. Это, впрочем, не та уверенность в будущем, которую испытывали люди в довоенные годы. В 20-30е гг. вера в прогресс порождала доверие как к технологии, так и к человеческим способностям, в 50е люди считали, что к 2000 году наш мир с равной степенью вероятности может стать как технической утопией, так и постядерной пустыней.

Пайкрафт:
Мне кажется, там больше надежды и мечтаний о дальних космических путешествиях, о натиске Космической Эры. И, возможно, именно это воплощается в архитектуре и дизайне, и даже окружающей среде подобного мира. Возьмём, скажем, здание Крайслер в Нью-Йорке, как прекрасный пример ретро-футуристического дизайна. Может быть, это иллюстрация энтузиазма — эти небоскрёбы, которые подобны космическим кораблям, знаки чудесной эпохи, когда люди могут жить в том самом «ближайшем будущем», о котором в своё время социологи могли только говорить — в Аркологиях, громадных структурах, которые могут вмещать целые города. Что-то подобное показывала Hannah-Barbera в своём мультфильме Джетсоны.

Оттенс
:
Конечно! Нечто, что несколько десятилетий назад было фантазией, становится реальным, частью повседневной жизнью, усиливая уверенность в том, что будущее будет светлым.

Пайкрафт
:
Насколько будет верно говорить о том, что ретро-футуризм — это поджанр диззельпанка? Как художественный стиль, он тесно соприкасается с дизельпанком, и долго люди говорили о произведениях дизельпанка, как о ретро-футуристических произведениях. Именно поэтому я хочу прояснить отношения этих двух вещей.

Оттенс:
Ретро-футуризм крайне оптимистичен, и даже такие страшные вещи, как война, представлены в нём почти мило. Дизельпанк, напротив, каким бы утопичным он не казался, не теряет связи с реальностью. Дизельпанк может использовать эстетику и чувственные аспекты ретро-футуризма, но он никогда не копирует его вчистую. В дизельпанке всегда ясно говорится, что и мир, и люди в нём, и их технологии — не совершенны, и что одной лишь технологией не достичь утопий ретро-футуризма.

Пайкрафт:
Основанием для сравнения может послужить тот лишь факт, что оба течения объединяет один временной период и художественный стиль. Я согласен, мне тоже кажется, что ретро-футуризм — это некое утопическое представление об альтернативных 1930х, которое стремится к возможному дизельпанковому будущему.

Оттенс:
И, учитывая это, можно увидеть, что определённые похожие ноты присутствуют и там, и там. Тем не менее, несмотря на все сходства, я считаю, что ретро-футуризм идеализирует время, не обращая внимание на то, что могло бы быть, а дизельпанк более «вещественен», и повествует о мире, который действительно мог существовать.

Пайкрафт:
Так, значит, дизельпанк довольно пессимистичен по своей сути. Вот тут наша дискуссия начинает провисать, так как «Небесный Капитан» часто характеризовался, как ретро-футуристический фильм, хоть я и углядываю там элементы дизельпанка. Разумеется, это ведёт нас к дальнейшему изучению различных сторон дизельпанка. Я разделяю ту мысль, по которой он делится на две чётко определённых части — одна относится к раннему или до- военному периоду, а вторая посвящена концу войны, или даже тому, что происходит после войны — как вариант, после глобальной катастрофы, которая является её следствием.

Оттенс:
Мне тоже нравится эта идея. Как только начинается Вторая Мировая война, мы забываем всё «оттенсианово» и его главные свойства — оптимизм по отношению к будущему, стиль арт деко, и возможно — эстетика приключений?

Пайкрафт:
Я думаю, приключения всё ещё возможны в израненном войной мире, но это скорее отзвуки приключенческой литературы, слабое отражение, ностальгия, которая вдруг постоянно накатывает со временем, например — особенно — в сеттинге, где после ядерной катастрофы выжили лишь жалкие остатки прежней цивилизации.

И всё же в дизельпанке довольно много элементов ретро-футуризма, однако они размыты, изломаны, и показаны с неприглядной стороны. Я думаю, «пайкрафтианский» дизельпанковский мир определяется в большинстве своём последствиями войны, которая прокатилась по миру, или ещё катится по нему, и временем, в котором он находится. В этом и состоит различие между ними, потому как здесь результат войны выглядит мрачно и неприглядно, и иногда дорастает до пост-апокалиптического сценария. В отличие от «оттенсианова» варианта, в котором, несмотря на страшное окружение, надежда всё ещё жива, «пайкрафтианский» дизель-мир не имеет надежды, это антиутопия, например, как у Оруэлла в «1984». Я не говорю о том, что «оттенсианов» дизельпанк крайне оптимистичен, в нём тоже хватает чёрных штрихов, но в нём больше надежды, в нём мир ещё не сброшен войной в ту бездну, какая есть в «пайкрафтианской» модели.

Оттенс:
«Пайкрафтианский» дизельпанк — о том, как война повлияла на «оттенсианов» мир, сняв с него розовые очки оптимизма, или же он о том, как война, возможно, куда более долгая и жестокая, повлияла на реальный мир?

Пайкрафт:
Мне кажется, этот вариант скорей расказывает о влиянии на реальные мир и общество, нежели на «оттенсианов» исходник, ведь обе модели разнесены по времени. Разумеется, мы можем сказать, что он и о том, как война повлияла на мир со времени «оттенсианова» периода, потому как вполне можно заключить, что «пайкрафтианская» модель вполне подходит для этого.

Оттенс:
Если обе модели суть гиперболизация реальности, то «оттенсианов» дизельпанк должен быть куда более ярким и сложным, нежели было Перемирие, и ранний «пайкрафтианский» дизельпанк — более безнадёжным, чем Вторая Мировая и первые послевоенные годы были на самом деле. Если так, то на каком реальном времени или месте базируется поздний «пайкрафтианский» дизельпанк, в котором мировая катастрофа неминуема, или же уже случилась? Разумеется, если это на чём-то вообще базируется. Может, это больше походит на оригинальный дизельпанк Поллака, фантастичный мир, в котором порой пересекаются магия и технология?

Пайкрафт:
Поллак сообщил своему видению мира такие фантастические детали, которые в мире, по-моему, присутствовать никак не могут. По крайней мере, до тех пор, пока мы не принимаем в расчёт таких вымышленных ситуаций, где нацисты обладают оккультными силами и инопланетными технологиями, используемыми в мире, которому предстоит быть уничтоженным врагами или ядерной катастрофой.

Я думаю, «пайкрафтианский» вариант имеет два исхода — или же мир, в котором враг или некое авторитарное государство являются властью, контролирующей весь мир, настоящая антиутопия без следа надежды, какой являлись «1984» или «Бразилия»; или же это пост-апокалипсис, вроде того, что был в «Безумном Максе» или «Шестиструнном Самурае». Впрочем, первый вариант не всегда так страшен, как он звучит. Возьмём для примера «Фатерлянд», в котором нацисты победили в войне и мир находится в их власти — однако всё на самом деле не так плохо.

«Безумный Макс» — яркий пример произведения, поставленного в стиле «пайкрафтианского» дизельпанка. Сюжет разворачивается в мире, изменённом страшным катаклизмом, который является следствием Второй Мировой.

Оттенс:
Я тоже отношу «Безумного Макса» к дизельпанку — да и как не назвать дизельпанковым мир на грани краха, живущий исключительно за счёт нефтяных запасов? — но разве «1984» и «Фатерлянд» не относятся больше к альтернативной истории? Если закрыть глаза на то, что их действие тоже происходит в мире, изменённом альтернативным исходом Второй Мировой — что в них такого дизельпанкового?

Пайкрафт:
Почитай «Человека в Высоком замке» Филипа Дика. Действие происходит в 1960х, нацисты победили, и Дик описывает их так: «шумные роботизированные фабрики, наполнившие Солнечную систему». Далее делается предположение того, что «Нацистская Германия продолжила развитие своей ракетной программы, так что к 1962 году у них была работающая индустрия ракетных пассажирских перевозок, и они ещё запускали исследовательские корабли в космос, на Луну, Марс и Венеру». Технология не изменилась, разве чуть двинулась вперёд засчёт иного, нежели реальный, исхода войны.

Оттенс:
Да, «Человек в Высоком замке» — это тоже дизельпанк. Этот роман — великолепный противовес тому ретро-футуризму, на котором строится «оттенсианов» дизельпанк. Но вот книги, подобные «1984», «Фатерлянду» или «В — значит Вендетта»... В них мир выглядит так же, как и наш в то же время, когда происходят описанные в них действия, там та же культура, тот же уровень технологий. Да, в них описана другая история, и это относит их к жанру «альтернативной истории», и тем не менее, я не сказал бы, что это делает их дизельпанком.

Пайкрафт:
Мне кажется, что когда мы вспоминаем понятие «панк» всвязи с технологическими достижениями мира, в нашем случае — это дизель-двигатели, двигатели внутреннего сгорания и прочее — нам приходится признать, что оно здесь связано с антиутопичными представлениями, из-за тех событий, которые происходили в этот период времени, и в большинстве случаев — от прямой реакции в поведении общества на проявления этих достижений технологического прогресса.

Тем не менее, «пайрафтианский» дизельпанк объединяет два результата всех процессов дизельпанковой среды, которые появляются после Второй Мировой, или соседствуют с её концом. Оба они ведут к преимущественно безрадостному и безнадёжному будущему, где или власть контролируется военной силой, или же мир находится в пост-апокалиптическом хаосе после катастрофы, которая чуть не уничтожила всё человечество.

А что, по твоему мнению, определяет «оттенсианов» дизельпанк?

Оттенс:
Мы уже упомянули «Небесного Капитана», который, возможно, является чистым воплощением «оттенсианова» дизельпанка. Сюда же стоит отнести фильмы про Индиану Джонса (возможно, исключив Королевство хрустального черепа), и Мумию — тут явно прослеживается влияние приключенческой литературы.

Пайкрафт:
А тёмная сторона «оттенсианова» дизельпанка? Мне кажется, также как и «пайкрафтианский» дизельпанк, «оттенсианов» тоже имеет два варианта.

Оттенс:
Тёмная сторона «оттенсианова» дизельпанка? Я вообще не думал о таком!

Пайкрафт:
Когда «оттенсианов» дизельпанк заканчивается плохо — всё равно надежда остаётся жива. Я думаю, в нём есть некая оптимистичная — как я её зову, полная надежд — сторона, так же, как и сторона тёмная, мрачная. «Метрополис» Фрица Ланга, как мне кажется, будет хрестоматийным примером дизельпанка, в первую очередь — из-за стиля, уровня технологии, и образа представления фабрик и городского ландшафта.

Оттенс:
Когда был создан «Метрополис», его назвали научной фантастикой. Дизельпанка ещё не было. Мы ведь не можем назвать стимпанком романы Жюля Верна и Герберта Уэллса?

Пайкрафт:
Пускай его действие разворачивается в далёком будущем, пускай по временным рамкам это не дизельпанк. Но, возможно, технологии, распространённые в таком мрачном обществе будущего, большие фабрики, громадные поршневые машины, прочие формы крайних проявлений науки и техники — эти образы на момент создания фильма были чистой фантазией. И даже эстетические решения и характерный городской ландшафт свидетельствуют о явном футуристическом подходе художников-постановщиков, а футуризм тесно соседствует с дизельпанком.

Оттенс:
Может, это некий прото-дизельпанк?

Пайкрафт:
Да, наверное. Но я думаю, на этот фильм необходимо сослаться, как на образец, для лучшего понимания настроения дизельпанка, даже если он появился задолго до формирования жанра.

Если мыслить дальше, то тёмная сторона «оттенсианова» дизельпанка может включать и аниме, наподобие «Изгнанника», «Кассхерн», или даже такие фильмы, как «Идеальное создание», и вплоть до «Бэтмена» Тима Бёртона. Я знаю многих, кто отрицал бы связь этих работ с дизельпанком, тем не менее эти фильмы несут в себе образ мрачного дизельпанкового мира.

Оттенс:
«Бэтмен» Бёртона явно делался под впечатлением от стиля арт-деко. Сам Бёртон упоминал «Метрополис», как источник вдохновения для своих работ.

Пайкрафт:
Плюс к этому вспомни, что «Бэтмен» откровенно готичен, что определило степень мрачности всего фильма. Ещё один странноватый фильм, который можно представить, как образец тёмного «оттенсианства», это основательный «Голова-Ластик», в котором есть довольно тёмные оттенки, и всё же он остаётся в тех же рамках — временных, тематических и стилистических — что и дизельпанк, в нём тоже есть эти индустриальные настроения и механизмы.

Что мы можем сказать теперь, после всего проделанного пути? Дизельпанк — это некий восходящий жанр панкового направления, который был создан (пускай, и без какого-то формального определения) и нашёл выражение во многих формах. Его рождение в большой степени напрямую связано с жанром «альтернативной истории», таи же, как и с тем энтузиазмом, с которым были восприняты вневременные идеи, вроде того интереса, который демонстрирует разворачивающееся на наших глазах стимпанк-движение. Я думаю, что даже сейчас дизельпанк довольно молод, но, если мы продолжим наблюдать и поддерживать его, наверное, мы увидим, как из сегодняшнего дизельпанка, сформированного из элементов других жанров, таких, как ретро-футуризм, атомикпанк, космоопера (и иногда космопанк), стимпанк, и даже простые описательные тексты по альтернативной истории — рождается нечто более сформированное и яркое.

Как жанр, дизельпанк скрывает в себе множество энергии и потенциала. Мы наблюдаем, что его временной спектр начинается преимущественно с 1930х и ведёт к Второй Мировой войне. Стоит заметить, что, поскольку, он заимствует стиль и настроение у времени периода конца Первой Мировой войны, мы можем говорить, что конечный этап стимпанка — который, как мы знаем, часто продлеваем до ранних 1900х — возможно пересекается со стартом дизельпанка, который примерно ложится на 1918 год. Единственная разница между ними — это внезапная резкая перемена в мышлении, поведении, картине мира, окружающей среде (после пожарищ Первой Мировой) и идеи, принесённые успехами в технологическом развитии, науке и обществе, которые явно связаны с концом войны. Мы видим большой энтузиазм в отношении жизни в период Эры Джаза и Ревущих Двадцатых. Это хорошо отображено в фильмах наподобие «Небесного Капитана и Мира Будущего», в которых мы видим идеализацию полного надежд «оттенсианова» дизельпанка.

Однако мы также наблюдаем некоторые негативные события, порождённые политикой «невмешательства», свойственной предыдущему десятилетию. Это и Великая Депрессия, и появление Коммунизма и Фашизма. Это в свою очередь порождает мрачные и пессимистичные настроения, которые мы видим в таких фильмах, как «Деликатесы» и «Голова-Ластик» — мир вдруг оказывается не таким замечательным местом, ибо всех пронизывает тягучий страх, и технологии, однажды ставшие символом эпохи футуризма и механики, в реальности принесли с собой мрачный мир загрязнений, представляя исходящую от механизмов угрозу человеку.

С другой стороны оси времени можно представить, как дизельпанк приводит к будущему, весьма отличному от киберпанка. Тем не менее, это не относится к сути дела — мы довольно часто встречаем противоречивые темы в рамках обоих пересекающихся жанров. Будущее дизельпанка неясно, но с большей долей вероятности оно представляет из себя предтечу киберпанка — мир, появляющийся перед нами в таких работах, как «Метрополис» и «1984», двух примерах пессимистичного «пайкрафтианского» дизельпанка. Это находит дальнейшее развитие в том, что многие фильмы вроде «Безумного Макса», «Девушки-танкистки» и «Тёмного города», называются примерами киберпанка. Но в них заметны явные черты дизельпанка, так что мы можем заключит — каким бы не был расплывчатый итог «пайкрафтианского» дизельпанка, он приходится на период с 1960х по 1970е — этот вопрос открыт, как и всё. что допускает различные интерпретации. Тем не менее, как основа, принята следующая точка зрения: одним из вариантов исхода дизельпанка считается пост-апокалиптический мир, ставший таковым из-за глобального каткализма, обычно результата Третьей Мировой войны (ставшей, в свою очередь, результатом Холодной войны), или из-за ужасных эффектов мирового ядерного холокоста (обычно связываемого с Второй Мировой войной).

В заключение остаётся сказать следующее: о дизельпанке можно говорить и говорить. Тем не менее, чтобы этот жанр сформировался, нужно, чтобы его признали среди пишущего сообщества, так как появился он из случайного смешения панковских настроений, сформированных стимпанком и киберпанком, и их безысходными комбинациями с альтернативной историей Второй Мировой войны.Поэтому я надеюсь увидеть дальнейшее развитие жанра, тем более что его проявления уже заметны в ряде художественных работ — пускай, без чёткого определения — которые описывают период с 1930х по 1950е с точки зрения научной фантастики.



Далее идёт перечисление некоторых фильмов и других работ, которые несут в себе определённый отпечаток дизельпанка, будь то развитие тем жанра, или стилистическое влияние.

Примеры «полного надежд» «оттенсианова» дизельпанка.
• Просто представь себе (Just Imagine) 1930
• Тайна Острова Сокровищ (The Secret of Treasure Island) 1938
• Возвращение Паука (The Spider Returns) 1941
• Король Ракетчиков (King of the Rocket Men) 1949
• Невидимое чудовище (The Invisible Monster) 1950
• Щёлк-щёлк, трах-бах (Chitty Chitty Bang Bang) 1968
• Похитители потерянного Ковчега (Raiders of the Lost Ark) (1981)
• Ракетчик (The Rocketeer) 1991
• Стальной Гигант (The Iron Giant) 1999
• Цельнометаллический Алхимик (Full Metal Alchemist) 2003
• Изгнанник (Last Exile) 2003
• Небесный Капитан и мир Будущего (Sky Captain and the World of Tomorrow) 2004
• Повелитель Луны (Monarch of the Moon) 2005

Примеры мрачного «оттенсианова» дизельпанка
• Голова-Ластик (Eraserhead) 1977
• Бигглс (Biggles) 1986
• Бэтмен (Batman) Тима Бёртона 1989
• Деликатесы (Delicatessen) 1991
• Кафка (Kafka) 1991
• Тень (The Shadow) 1994
• Большое О (The Big O) 1999
• Хеллсинг (Hellsing) 2001
• Возвращение в замок Вольфенштайн (Return to Castle Wolfenstein) 2001
• Кассхерн (Casshern) 2004

Примеры антиутопичного «пайкрафтианского» дизельпанка

• Грядущее (Things to Come) 1936
• Альфавилль (Alphaville) 1965
• 451 градус по Фаренгейту (Fahrenheit 451) 1966
• Сталкер (Stalker) 1979
• Бункер последних выстрелов (The Bunker of the Last Gunshots) 1981
• 1984 (1984) 1984
• Бразилия (Brazil) 1985
• Отечество (Fatherland) 1994
• Город потерянных детей (La Cite des Enfants Perdus) 1995
• Метрополис (Metropolis) 2001
• Идеальное существо (Perfect Creature) 2006

Примеры пост-апокалиптического «пайкрафтианского» дизельпанка

• Парень и его пёс (A Boy and His Dog) (1975)
• Волшебники (Wizards) 1977
• Безумный Макс (Mad Max) 1979
• Дизель (Diesel) 1985
• Радиоактивные мечты (Radioactive Dreams) 1985
• Тетсуо (Tetsuo) 1989
• Духи Воздуха, Гремлины Облаков (Spirits of the Air, Gremlins of the Clouds) 1989
• Боевой ангел Алита (Battle Angel Alita) 1993
• Шестиструнный Самурай (Six-String Samurai) 1998
• Голубая подлодка номер 6 (Blue Submarine no. 6) 1998
• Тёмный город (Dark City) 1998